Главная » 2007 » Август » 29 » 29 августа
06:30
29 августа
<Черновик непосланного письма к ЛДМ>

     Пишу Вам как человек, желавший что то забыть, что-то бросить - и вдруг
вспомнивший,  во что это ему встанет. Помните Вы-то эти дни - эти сумерки? Я
ждал  час,  два, три. Иногда Вас совсем не было. Но, боже мой, если Вы были!
Тогда  вдруг  звенела  и  стучала,  захлопываясь,  эта  дрянная,  мещанская,
скаредная,  дорогая мне дверь подъезда. Сбегал свет от тусклой желтой лампы.
Показывалась  Ваша  фигура - Ваши линии, так давно знакомые во всех мелочах,
изученные,  с  любовью  наблюденные.  На Вас бывала, должно быть, полумодная
шубка  с черным мехом, не очень новая; маленькая шапочка, под ней громадный,
тяжелый  золотой  узел  волос  -  ложился на воротник, тонул в меху. Розовые
разгоревшиеся  щеки  оттенялись  этим  самым черным мехом. Вы держали платье маленькой  длинной  согнутой  кистью  руки в черной перчатке - шерстяной или лайковой.  В  другой руке держали муфту, и она качалась на ходу. Шли быстро, немного  покачиваясь,  немного  нагибаясь  вправо  и  влево,  смотря вперед, иногда  улыбаясь  (от  Марьи  Михайловны).  (Мне все дорого.) Такая высокая, "статная",  морозная. Изредка, в сильный мороз, волосы были спрятаны в белый шерстяной  платок.  Когда  я  догонял  Вас, Вы оборачивались с необыкновенно знакомым  движением  в  плечах  и шее, смотрели всегда сначала недружелюбно, скрытно,  умеренно.  Рука  еле  дотрагивалась  (и вообще-то Ваша рука всегда торопится  вырваться).  Когда  я  шел  навстречу,  Вы  подходили неподвижно. Иногда  эта неподвижность была до конца. Я путался, говорил ужасные глупости (может  быть,  пошлости), падал духом; вдруг душа заливалась какой-то душной волной  ("В  эти  сны,  наяву непробудные..."). И вдруг, страшно редко, - но ведь  было же и это! - тонкое слово, легкий шепот, крошечное движение, может быть,  мимолетная  дрожь, - или все это было, лучше думать, одно воображение мое. После этого опять еще глуше, еще неподвижнее.
     Прощались  Вы  всегда  очень холодно, как здоровались (за исключением 7
февраля).  До глупости цитировались мной стихи. И первое Ваше слово - всегда
легкое,  капризное: "кто сказал?", "чьи?" Как будто в этом все дело! Вот что
хотел  я забыть; о чем хотел перестать думать! А теперь-то что? Прежнее, или
еще хуже?
     Р.  S.  Все,  что здесь описано, было на самом деле. Больше это едва ли
повторится.  Прошу  впоследствии  иметь  это  в  виду. Записал же, как столь
важное,  какое редко и было, даже, можно сказать, просто в моей жизни ничего
такого  и  не  бывало,  - да и будет ли? Все вопросы, вопросы - озабоченные,
полузлобные... Когда же это кончится, господи?
Категория: 1901 | Просмотров: 257 | Добавил: drugie-berega | Теги: письмо, дневник, Любовь Дмитриевна, Александр Блок | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]